RECALL | 2012—2013

Семейные фотокарточки некогда представлялись мне чем-то неопровержимым, абсолютным. Вклеенные в альбом или разложенные по бумажным конвертам, десятки фотографических сюжетов из жизни нескольких поколений моей родни, казалось, складывались в цельную и однозначную историю. На протяжении четырех лет я выстраивала ее хронологию и собирала рассказы близких, отталкиваясь от снимков. Показывая старые кадры, я раз за разом заставляла свою семью вспоминать детали по фотографиям и восстанавливать образ событий. Но чем дольше погружалась я в этот процесс, тем менее ясной становилась прежде бесспорная история. Я будто смотрела в глубокий колодец, стараясь разглядеть отражение на дне, но водную гладь то и дело беспокоили падающие сверху камни, а по ее поверхности расходились круги.

Пока жива и подвижна сама память, пока она не окаменела, нет шанса остановить этот поток воспоминаний и ухватить замершие во времени образы. Лики ушедшего — прошедших юностей, забытых жизней — никогда не застывают. Отдаляясь от настоящего, очертания прошлого, очертания поколений семьи, многократно проявляемые нашими воспоминаниями, продолжают меняться. Одни их черты стираются, другие проступают наружу. Снова и снова обращаясь к своей и чужой памяти, мы вынуждены дописывать семейную историю и подправлять портреты родственников. Прежние представления о них распадаются и множатся, обрекая нас на очередной круговорот припоминаний.

Даже приобретенный с возрастом опыт осмысления своих воспоминаний не позволяет достичь как абсолютной четкости семейной и личной памяти, так и непроницаемого мрака беспамятства. Фотографии же из альбомов еще в меньшей степени способствуют восстановлению образов былого в их полноте. На этом пути постижения мы всегда где-то посередине.

Или, напротив, в начале дороги.

2013

On Recall

The Russian photographer Bogomolova, is particularly interested in the theme of memory. Contemporary budding photographers have often developed this theme, but she manages to find an original, intense dimension for it. She seems to communicate to everybody, despite the connection with her personal family pictures. The rectangular-shaped picture is re-photographed and manipulated, using other materials. Old pictures are buried, covered in dust, trapped in glass sheets. Little home-made portraits show her family members who in turn show pictures of their old selves, lost in time but saved by the only thing that could have saved them. Photography. In Bogomolova’s art, a sort of flirt with dated pictures, often linked to her personal story, can be noticed. It is as if the author enjoys perceiving herself in time, being part of a personal and collective story at the same time. It may be the need to have a concrete object to think over, as the contemporary ways of expressing memory through images seem to develop endlessly.

Gioia Perrone (IT), 2014

ПРОЕКТЫ