LANDSCAPE. ЧАСТЬ I | 2014—2016

Часть 2

В 2014 году мы с мужем переехали в собственный дом, где должны были занять одну половину, тогда как на второй готовилась обосноваться свекровь. Пока наша семья после нескольких лет жизни по съемным квартирам, зачастую оснащенным и мебелью, и кухонной утварью, спешно обзаводилась личным скарбом, мама супруга перевозила на новое место уже скопившееся за десятилетия добро — свое, своих родителей.

Спортивные кубки, самовары, домашняя библиотека, фотоальбомы, сотни видеокассет, сушеные крокодилы, гипсовые статуи, садовые скульптуры, коллекция самурайских мечей и десятки килограммов обуви и одежды, в том числе неношеной, с сохранившимися этикетками — «все, что нажито непосильным трудом», как любила повторять свекровь, было свалено на полу в комнате, где я рассчитывала сделать мастерскую, и постепенно распространилось по другим помещениям.

Этот чужой вещевой опыт атаковал меня, и я сопротивлялась ему: прятала вглубь шкафов передаренные мне сувениры, тайно выбрасывала их, передвигала преследовавшие меня вещи с места на место. Я неистово расчищала от них пространство своей студии, но стоило принять их, согласиться с ними, как обнаружилось: именно так происходит слияние двух семей в одну, так история двух фамилий становится единой, а многообразие чужих архивов становится общим ландшафтом.

2016